Arms
 
развернуть
 
173021, г. Великий Новгород, ул. Нехинская, д. 55, стр. 1
Тел.: (816-2) 67-54-09, 67-55-43 (гражд.), 67-28-28 (угол.)
oblsud.nvg@sudrf.ru
схема проезда
173021, г. Великий Новгород, ул. Нехинская, д. 55, стр. 1Тел.: (816-2) 67-54-09, 67-55-43 (гражд.), 67-28-28 (угол.)oblsud.nvg@sudrf.ru
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
SMS-информирование
В суде имеется возможность 
SMS уведомления участников процессов 
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Обобщение судебной практики по делам о грабежах и разбоях, рассмотренных судами Новгородской области за период 2012 - 2015 годов

Законодательство, регулирующее правоотношения

         Преступления, предусмотренные  ст.ст. 161 и 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, относятся к разделу VIII «Преступления в сфере экономики» и главе 21 УК РФ  «Преступления против собственности».

         Уголовный кодекс РСФСР также предусматривал уголовную  ответственность  за грабеж и разбой, разделяя хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем грабежа (ст. 90 УК РСФСР), и разбой, совершенный с целью завладения государственным или общественным  имуществом (ст. 91 УК РСФСР), с грабежом и разбоем  в отношении личного имущества граждан. Обращает на себя внимание тот факт, что открытое похищение государственного или общественного имущества, совершенное без насилия  (ч.1 ст. 90 УК РФ), предусматривало наказание в виде лишения свободы на срок до четырех лет или исправительные работы на срок  от одного до двух лет, а те же действия в отношении личного  имущества граждан – лишение свободы  на срок до трех лет или исправительные  работы на срок от одного до двух лет (ч.1 ст. 145 УК РСФСР).

         Более строгое наказание предусматривалось и за грабеж, совершенный с проникновением в помещение или иное хранилище  (ч.3 ст. 90 УК РСФСР), по сравнению с грабежом, совершенным с проникновением в жилище (ч.3 ст. 145 УК РФ). Уголовный кодекс РСФСР предусматривал в качестве квалифицирующих признаков  грабеж, совершенный повторно, и грабеж, совершенный особо опасным рецидивистом.

         Уголовный кодекс РФ  1996 года  не делает различий между формой собственности, в отношении которой совершается открытое хищение.

       За время действия Уголовного кодекса Российской  Федерации с 1 января 1997 года в Главу 21 «Преступления против собственности» вносились законодательные изменения, которые  касались, в том числе и статей 161, 162 УК РФ.

         Так, согласно  Федеральному закону от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный Кодекс Российской Федерации» из части второй ст. 161 УК РФ исключен предусмотренный пунктом «б» квалифицирующий признак грабежа – «неоднократно», пункт «д» изложен в редакции - «в крупном размере» (ранее - «с причинением значительного ущерба»). Снизился нижний предел наказания в виде лишения свободы с трех лет лишения свободы до двух лет лишения свободы, изменился подход к исчислению штрафа: слова «до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда» заменены  словами «до десяти тысяч рублей».

В части третьей ст. 161 УК РФ квалифицирующий признак совершения грабежа в крупном размере изменен на  особо крупный размер. Утратил силу квалифицирующий признак совершения грабежа «лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство». Исключено дополнительное наказание в виде конфискации имущества и введено  дополнительное наказание в виде  штрафа в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

Статья 162 УК РФ изложена в новой редакции.

         Новая редакция ст. 162 УК РФ  снизила размер наказания за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору и с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия: если ранее  санкция статьи предусматривала наказание  в виде лишения свободы на срок от 7 до 12 лет с конфискацией имущества, то в новой редакции разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, стал наказываться лишением свободы на срок от 5 до 10 лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет.

         В то же время санкция ч.3 ст. 162 УК РФ, то есть за разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере  в части наказания в виде лишения свободы осталась прежней - от семи до двенадцати лет. Изменения произошли в части дополнительного наказания: конфискацию имущества  заменил  штраф в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

         Санкция статьи за разбой, совершенный организованной группой; в целях завладения имуществом в особо крупном размере (в прежней редакции  в крупном размере); с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего в части  наказания в виде лишения свободы осталась прежней  от 8 до 15 лет, В  то же время  изменилось дополнительное наказание: конфискация имущества заменена на штраф в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

         Из статьи 162 УК РФ были исключены квалифицирующие признаки разбоя: «неоднократно» и «лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство».

         Федеральный закон от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ внес изменения  в санкции части второй статьи 162 УК РФ, добавив возможность не назначения дополнительного наказания в виде штрафа.

         В связи с принятием Федерального закона от 27 декабря 2009 года №377-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской  Федерации и Уголовно - исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы» санкция части 1 ст. 161 УК РФ дополнена  основным наказанием в виде ограничения свободы, а части 2 и 3 – дополнительным видом наказания – в виде ограничения свободы.  В санкции части второй  и третьей  ст. 162 УК РФ  введено в качестве дополнительного наказания – ограничение свободы.

         Федеральным законом от 6 мая 2010 года № 81-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части назначения наказания в виде обязательных работ» в санкцию части первой статьи 161  УК РФ  введено наказание  в виде обязательных работ на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов.

Федеральный закон от 23 декабря 2010 года № 388-ФЗ «О внесении изменений в статью 162 Уголовного кодекса Российской Федерации» внес  поправку в ч.4 ст. 162 УК РФ, изменив регламентацию одного из квалифицирующих признаков «совершение разбоя  в целях завладения имуществом в особо крупном размере» на «совершение разбоя  в особо крупном размере».

         Федеральный закон от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» исключил из санкции части первой статьи 161 УК РФ нижний  предел  наказания в виде исправительных работ и  нижний предел наказания в виде лишения свободы из части второй. Подверглись изменению части первая и вторая статьи 162  УК РФ – исключены нижние пределы наказания в виде лишения свободы соответственно три и пять лет.

         Федеральным законом № 420 - ФЗ от 7 декабря 2011 года «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» вновь внесены изменения в статьи 161 УК РФ и 162 УК РФ.

         Так, в части первой статьи 161 УК РФ произошли изменения, касающиеся наказания в виде обязательных работ  - в предыдущей редакции   обязательные работы предусматривались на срок от 180 до 240 часов, а в новой редакции - исключен нижний предел, но повышен верхний предел до 480 часов. А в санкцию части первой статьи 162 УК РФ введены принудительные работы.

         Важно помнить о том, что все перечисленные изменения, внесенные вышеназванными федеральными законами в ст. 161 и ст.162 УК РФ, должны учитываться при пересмотре приговоров в порядке статьи 10 УК РФ, а также при решении вопроса о погашении судимости.

         С целью правильного применения законодательства об уголовной ответственности за грабежи и разбои и единообразной судебной практики,  принято Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 29 от 27 декабря 2002 года  «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (в редакции Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 6.02.2007  №7, от 23.12.2010 №31, от 3.03.2015 №9). Изменения в Постановление Пленума  ВС РФ №29 от 27 декабря 2002 года вносились трижды.

         Наиболее значительные  изменения относительно грабежа и разбоя   внесены Постановлением Пленума ВС РФ №9 от 3 марта 2015 года. Так,  пункт 14 дополнен пунктом 14.1.

        Следует обратить внимание судей, что в связи с введением указанного пункта,  принципиально изменилась позиция в той  части, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершил действия, подлежащие  правовой оценке как грабеж и разбой.

       При этом суд должен тщательно исследовать не только направленность умысла обвиняемых на совершение хищения и способа его совершения, но и детально исследовать, продолжили ли соисполнители свое участие в преступлении, какие действия  по завладению имуществом совершили, воспользовавшись примененным насилием или угрозой его применения для завладения имуществом или удержания этого имущества.

 

Статистика

 

         Соотношение общего количества рассмотренных уголовных дел  судами области в период с 2011 года  по 2015 год представлен следующими графиками.

 

График 1. Соотношение общего количества рассмотренных уголовных дел за 2011 год с делами по ст.161 и ст.162 УК РФ.

 

  График 2. Соотношение общего количества рассмотренных уголовных дел за 2012 год с делами по ст.161 и ст.162 УК РФ.

 
  

График 3. Соотношение общего количества рассмотренных уголовных дел за 2013 год с делами по ст.161 и ст.162 УК РФ.


 

 График 4. Соотношение общего количества рассмотренных уголовных дел за 2014 год с делами по ст.161 и ст.162 УК РФ.
  
 
 
 График 5. Соотношение общего количества рассмотренных уголовных дел за 2015 год с делами по ст.161 и ст.162 УК РФ.

 

 То есть количество  уголовных дел, рассмотренных  по ст. ст. 161 и 162  УК РФ, снизилось в 2013, 2014 и 2015 годах по сравнению с 2011 и 2012 годами.

  Криминологические характеристики осужденных

 по уголовным делам рассматриваемой категории

 

Из анализа статистических данных усматривается, что от числа осужденных за совершение преступлений, предусмотренных статьями  161 и 162 УК РФ (1255 лиц), достаточно велик процент женщин (105 или 8,4%) и несовершеннолетних (96 или 7,6%), которые совершили преступления данной категории, а также мужчин, совершивших преступления в группе лиц по предварительному сговору. 

         Анализ  характеристики личности несовершеннолетних осужденных за грабежи и разбои показывает, что несовершеннолетние, как правило, воспитывались в неполных либо неблагополучных семьях, состояли на учете в комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, ранее совершали преступления против собственности, в большинстве случаев -кражи чужого имущества.

         Другая категория осужденных за анализируемые преступления – женщины и, хотя преступления, предусмотренные ст. 161 и ст. 162 УК РФ, носят характер открытого хищения, в некоторых случаях связанного с применением насилия,  женщины также совершали  указанные преступления.

         Так, за период 2011 – 2014 год по ст.161 УК РФ было осуждено 95 женщин, по ст.162 УК РФ – 10.

 Имеют место случаи рецидива при совершении преступлений именно анализируемой  категории преступлений, при этом женщина, как правило, ранее была лишена родительских прав в отношении несовершеннолетних детей, злоупотребляла спиртными напитками.

         Проведенное обобщение также  показало, что при совершении данной категории преступлений достаточно высок криминологический рецидив  преступлений, грабежи и разбои совершались в период испытательного срока при условном осуждении, в период неотбытой части  наказания, в период условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

        Так, приговором Чудовского районного суда осуждены: Н., ранее судимый   ч.4 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы в с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, и  освобожденный  от наказания условно-досрочно на 8 месяцев 29 дней,  с возложением обязанности  являться в ОВД по месту жительства,  за совершение двух  преступлений, предусмотренных пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ  в  соответствии с ч.3 ст. 69 УК РФ  по совокупности  преступлений к 5 годам  лишения свободы. В соответствии с п. « в» ч.7 ст. 79 УК РФ, ч.1 ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена  неотбытая часть наказания по предыдущему  приговору  и окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

         С., ранее судимый  по совокупности преступлений, предусмотренных в» ч.2 ст. 163 УК РФ, и двум преступлениям, предусмотренным  п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ, к 7 годам  лишения свободы в исправительной колонии общего режима, освобожденный  от наказания условно – досрочно постановлением на 1 год 10 месяцев 12 дней, с возложением обязанностей: в течение 10 дней по освобождению  из исправительного учреждения принять меры к регистрации по  месту  жительства и постановке на учет в органах внутренних дел  по месту жительства; трудоустроиться  или встать на учет в службе занятости, осужден   за три преступления, предусмотренные п.п. «а, в, г» ч.2 ст. 161 УК РФ, в соответствии с ч.3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений  к  9 годам лишения свободы, в соответствии с п. «в» ч.7 ст. 79 УК РФ, ч.1 ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания  по предыдущему по приговору и окончательно назначено 9 лет 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

         С.,  ранее судимый  по ч.1 ст. 157 УК РФ, осужден за совершение трех преступлений, предусмотренных пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ, в соответствии с ч.3 ст. 69 УК РФ к 6 годам 10 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 6 лет 11 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

         Из материалов дела усматривается, что  С. и  Н. были освобождены  условно-досрочно от неотбытой части наказания, Н. - за совершение особо тяжкого,  а С. - за совершение  трёх тяжких преступлений.

         Согласно постановлению об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, Н. за время отбытия наказания совершил 8 нарушений установленного  порядка отбывания наказания, указанные нарушения погашены, неоднократно поощрялся администрацией исправительного учреждения, мероприятия воспитательного характера посещает, поддерживает  социально - полезную связь с братом, вину признал, в содеянном раскаивается, трудоустроен, положительно характеризуется по месту работы. Осужденным представлено гарантированное письмо от региональной общественной организации «Новгородсоцреабилитация» о том, что Н. будет трудоустроен, гарантируется его регистрация и проживание на территории Новгородской области. Администрация  учреждения поддерживала ходатайство осужденного.

         Вместе с тем, обращает внимание тот факт, что новое преступление Н. совершил  в течение нескольких недель после освобождения.

         С. отбывал наказания за совершение трех тяжких преступлений против собственности. При  решении вопроса об условно-досрочном освобождении  С.  администрацией учреждения  характеризовался положительно,  администрация считала целесообразным применить   условно-досрочное освобождение. С. нарушений режима содержания в ИК не допускал, в начале срока  отбывания наказания, находясь в следственном изоляторе, допустил три нарушения режима содержания, за которые наложены дисциплинарные взыскания. С 22 августа 2005 года по 14 апреля 2008 года он состоял на профилактическом учете как склонный к вымогательству. С 2006 года осужденный не допустил ни одного нарушения  порядка отбывания наказания, 11 раз поощрялся за добросовестное отношение к труду и примерное поведение,  переведен  на облегченные условия содержания.

         В то же время после условно-досрочного освобождения осужденные Н. и С.  не трудоустроились, злоупотребляли спиртными напитками, преступление совершили с проникновением в дом  к пожилому человеку, предварительно выяснив у почтальона, какую пенсию получают ветераны Великой отечественной войны, и где они проживают.

         Из материалов дела не усматривается, исполнил ли каждый из осужденных обязанности, возложенные на них судом при условно- досрочном освобождении от неотбытой части наказания. Указанные обстоятельства  суд не выяснил.

         Изучение уголовных дел показало, что, как правило, осужденные и ранее совершали преступления против собственности: кражи, угоны, грабежи, разбои. Одной из причин совершения преступлений является то, что при освобождении после отбытия наказания, в том числе и условно-досрочном, осужденные попадали в сложную жизненную ситуацию, в ту же среду, что и до совершения предыдущих преступлений, не принимали мер к трудоустройству, продолжали употреблять спиртные напитки, что вызывало недостаточность  финансовых средств для жизни и приобретения спиртных напитков, что, в свою  очередь, и приводило к совершению новых корыстных преступлений против собственности.

Другой причиной служит и то обстоятельство, что не всегда должным образом осуществляется контроль уполномоченным специализированным государственным органом за поведением лиц, условно-досрочно  освобожденных, по выполнению указанными лицами обязанностей, возложенных судом при освобождении в соответствии с ч.2 ст. 79 УК РФ.

 

Мера пресечения

 

В ходе обобщения установлены случаи, когда мера пресечения, либо мера процессуального принуждения, избранная в ходе предварительного следствия и дознания,  не оказывала на подозреваемого или обвиняемого надлежащего воздействия, и он своими действиями нарушал условия ее применения, создавал препятствия производству по делу.

Имеющиеся примеры свидетельствуют о том, что при избрании меры пресечения или меры процессуального принуждения не всегда объективно оценивались данные о личности обвиняемого (подозреваемого), которые  могли  позволить сделать правильный вывод о том, что обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия и суда.

         Так, 13 января 2008 года в отношении несовершеннолетней К. и Е. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. п. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ.  21 января  2008 года  в отношении Е. была избрана мера пресечения  в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, но она  скрылась. Причем постановление о ее приводе в Окуловский РОВД датировано 25 февраля 2008 года. 13 марта 2008 года  следователем приостановлено производство  по делу. И только 22 сентября 2013 года Е.  задержана, в тот же день производство по делу возобновлено, обвинение предъявлено по ч.2 ст. 162 УК РФ. 24 сентября 2013 года  в отношении Е. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Приговором от 21 января 2014 года Е. признана виновной по пп «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ   и ей назначено наказание в виде  2 лет  лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии  общего режима.

         Таким образом, после совершения преступления Е. было назначено наказание спустя пять лет.

        

Доказывание по делам

 

Как правило, доказательства в целях установления обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ, собирались, проверялись и оценивались в соответствии с требованиями уголовно – процессуального закона.

         Однако имеют место случаи, когда неполнота собранных доказательств привела  к переквалификации действий осужденных на менее тяжкую статью  Уголовного кодекса РФ.

         Так, постановлением суда кассационной инстанции  №44у-53  изменен приговор Чудовского районного суда  от 15 августа 2014 года и апелляционное определение  судебной коллегии по уголовным делам Новгородского областного суда от 14 октября 2014 года

         При рассмотрении дела президиум пришел к выводу о том, что в действиях Ч., направленных на применение насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, усматривается эксцесс исполнителя.

         С учетом установленных судом первой инстанции фактических обстоятельств дела, действия  П. и Н. переквалифицированы с ч.3 ст. 162  УК РФ на пп. «а», «в» ч.2 ст. 161 УК РФ, как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, а из осуждения Ч. по ч.3 ст. 162 УК РФ исключен квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору», его действия квалифицированы  по ч.3 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным  проникновением в жилище.   

         Анализируя данное дело и постановленные судебные решения,  следует обратить внимание на то обстоятельство, что одной из причин, способствовавших изменению приговора в кассационном порядке,  явилось некачественное, достаточно поверхностное  проведение  следователем допроса  потерпевшего. При допросе потерпевшего следователь подробно не выяснил  обстоятельства совершенного преступления. В судебном заседании указанные пробелы восполнить не представилось возможным, так как потерпевший к моменту поступления дела в суд  скончался. Таким образом, ошибки в собирании доказательств привели к переквалификации  действий виновных на менее тяжкий состав преступлений.

 

 

 Квалификация

 

        Исследуемые составы преступлений предусматривают уголовную ответственность за открытое хищение чужого имущества.

         В ходе обобщения установлено, что такие обстоятельства, когда лицо начинало хищение тайно, а затем продолжило открыто, имели место, в основном, из магазинов, и правильно квалифицировались судами, как грабеж или покушение на грабеж.

         Например, приговором Окуловского районного суда  по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст. 161 УК РФ и ч.3 ст. 30,  ч.2 ст. 158 УК РФ, осуждены Б.  и О., которые признаны  виновными     в грабеже, совершенном группой лиц по предварительному сговору, и в покушении на кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, их вина установлена в том, что 8 июля 2012 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, умышленно, из корыстных побуждений вступили в преступный сговор  на хищение спиртных напитков в одном из магазинов. После чего около 17 часов того же дня с целью реализации преступного умысла, направленного  на тайное хищение чужого имущества, зашли в помещение торгового зала магазина, откуда путем свободного доступа с прилавка представленной продукции похитили бутылку настойки «Марьяж», стоимостью 175 рублей, бутылку настойки «Мягков», стоимостью 218 рублей, которую Б. спрятал в карманах своей одежды, а О. в то же  время  похитил две банки  джин-тоника, стоимостью 65 рублей каждая, 2 банки пива «Мартирей», стоимостью 49 рублей каждая. После чего в продолжение своего преступного умысла, совместно вышли из кассовой зоны, но были замечены продавцами, которые потребовали прекратить преступные действия. Не реагируя на требования продавцов, осознавая открытый характер  своих действий, совместно скрылись с похищенным с места совершения преступления, распорядились им в последующем по своему усмотрению.

         9 июля  2012 года Б. и О.  вновь вступили в преступный сговор  на совершение хищения спиртных напитков из того же магазина.  После 22 часов того же дня, с целью реализации преступного умысла, направленного на тайное хищение чужого имущества, зашли в помещение торгового зала. Б. стал следить за окружающей обстановкой, чтобы в случае опасности предупредить  О., а тот  путем свободного доступа тайно завладел бутылкой настойки «Марьяж» и спрятал ее под одеждой. Однако свой преступный умысел довести до конца не смогли по независящим от них обстоятельствам, поскольку были замечены продавцами, которые потребовали прекратить преступные действия, закрыли входную дверь.

Из материалов дела усматривается, что в первом случае О. и Б.  отошли из здания магазина метров пять, когда из магазина выбежала продавец, которая кричала им: «Молодые люди, постойте, верните товар!». При этом у О. выпала из одежды банка джин-тоника. Они сначала ускорили шаг, а затем побежали  и скрылись с похищенным. При таких обстоятельствах, суд правильно квалифицировал действия осужденных как грабеж.

Во втором случае суд также правильно квалифицировал действия осужденных как кражу, так как хищение было тайным, но после обнаружения О. и  Б.  не смогли хищение довести до конца по независящим от них обстоятельствам, продавцы закрыли входную дверь магазина.

         Как правило, суды при квалификации действий осужденных правильно исходили из того, что грабеж считается оконченным, если имущество изъято, и виновный имеет реальную возможность им воспользоваться или распоряжаться по своему усмотрению. Если виновный совершил  умышленные действия, непосредственно направленные на хищение имущества, но при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого  лица обстоятельствам, то такие действия квалифицировали  как  покушение на грабеж.

         Вместе с тем, допускались ошибки, и суды неправильно квалифицировали действия виновных как оконченный состав преступления.

         Так, приговором  Чудовского районного суда  по ч.1 ст. 161 УК РФ осужден Д., он признан виновным  и осужден  за грабеж, то есть открытое хищение бутылки коньяка, совершенный 2 февраля  2013 года в помещении торгового зала магазина.

       Однако суд апелляционной инстанции не согласился с квалификацией действий Д.  Из материалов дела усматривается, что Д., похитив бутылку коньяка,  пытался скрыться, однако, не имел реальной возможности распорядиться похищенным имуществом, так как после совершения преступления постоянно находился в поле зрения работника магазина, который преследовал его и впоследствии задержал. Суд апелляционной инстанции  пришел к правильному выводу, что объективная сторона преступления не доведена до конца по независимым от Д. основаниям. Суд апелляционной инстанции переквалифицировал его действия на ч.3 ст. 30, ч.1 ст. 161 УК РФ и снизил назначенное наказание.

      Определение момента окончания разбоя у судей не вызывает каких- либо затруднений.  Судьи при рассмотрении дел указанной категории правильно исходили из того, что в отличие от грабежа разбой  считается  оконченным с момента  нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо угрозы применения такого.

         Как показало обобщение, судьи правильно устанавливают признаки составов преступлений, предусмотренных  статьями 161 и 162 УК РФ.

         Вместе с тем, встречаются  случаи переквалификации действий лиц, привлекаемых к ответственности по ст. 162 УК РФ, на ст. 161 УК РФ, не всегда  находят свое подтверждение квалифицирующие признаки указанных составов преступлений.

       Так, приговором Солецкого районного суда несовершеннолетний  М. осужден    по п. «в» ч.2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч.5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Солецкого районного суда от 26 сентября 2012 года и в соответствии  со ст. 70 УК РФ окончательно по совокупности приговоров - к 3 годам 8 месяцам лишения свободы  в воспитательной колонии.

         Обвинение М. в ходе предварительного следствия  было предъявлено в том, что  13 января 2013 года в период времени с 2 часов до 2 часов 30 минут М., находясь в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел, направленный на хищение имущество престарелой А.,  подошел к ее дому, при этом взяв с собой металлический топорик, который намеревался использовать в качестве оружия для подавления возможного сопротивления потерпевшей. Во исполнение своего преступного умысла, направленного  на хищение имущества А., через дверцу, ведущую в подвальное помещение, проник в подвал дома, откуда  незаконно проник в помещение кухни, где, увидев А., напал на нее, сделал замах металлическим топориком, тем самым угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, потребовал у нее деньги и золотые украшения. А., восприняв угрозу своей жизни и здоровью реально, имея  основания опасаться ее  осуществления, передала М. кошелек, в котором находилось 800 рублей, которыми он завладел. Увидев на руке А.  золотое обручальное кольцо, стоимостью 3000 рублей, которое он, угрожая дальнейшим применением насилия, опасного для жизни и здоровья, потребовал снять  с пальца и передать ему. А. восприняла угрозу своей жизни и здоровью реально, имея основания опасаться  её  осуществления, сняла кольцо с пальца руки и передала М., который покинул дом и  распорядился похищенным имуществом  по собственному усмотрению. Действия М. органами предварительного следствия  квалифицированы по ч.3 ст. 162 УК РФ – как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

      В судебном заседании тщательно были исследованы все обстоятельства по делу, оценены представленные доказательства, и в ходе рассмотрения дела  суд установил, что какой-либо угрозы применения  насилия, опасного для жизни или  здоровья потерпевшей, М. не высказывал, у М. имелся с собой металлический топорик, но он взял его для того, чтобы  использовать для проникновения в дом. После того, как проник в дом через подвал, держал топорик в левой руке и потребовал, чтобы А. отдала ему деньги и не включала свет.  В ответ на требование М. потерпевшая  передала ему кошелек и, увидев на руке обручальное кольцо, М. сказал, чтобы она его отдала, та сняла кольцо и передала ему. Государственный обвинитель  в судебном заседании в соответствии с п.8 ст. 246 УПК РФ изменил обвинение в сторону смягчения, считая необходимым действия М. квалифицировать по  п. «в» ч.2 ст. 161 УК РФ – как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением  в жилище.

          Имеют место случаи, когда суды соглашаются с органами следствия, когда угроза применения насилия  носит неопределенный характер и действия виновного квалифицируются по-разному, в одних случаях как разбой, в других как грабеж.

         Так, приговором Пестовского районного суда   по ч.2 ст. 162  УК РФ осужден Б., который признан виновным в том, что 28 декабря 2013 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на открытое хищение денежных средств, зашел в помещение магазина, где достал нож, являющийся предметом, используемым в качестве оружия, и, демонстрируя нож, стал требовать от продавца передать ему все денежные средства, находящиеся в кассе магазина. Своими действиями он подавил волю продавца магазина к сопротивлению, создал угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья, которую она воспринимала реально, в связи с чем, опасаясь за свою жизнь и здоровье, путем уговора заверила его, что денежные средства, находятся у нее дома, и она готова их ему передать. После чего он с потерпевшей  вышел из магазина и стал сопровождать ее до дома, зайдя в дом, та  сказала, что денег не даст, после чего он покинул данный дом.

         Дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения.  Действия Б. суд квалифицировал как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

          В то же время  приговором Пестовского районного суда М. осужден  по п.п. «а» и « г» ч.2 ст. 161 УК РФ,  Ф. - по п. «а» ч.2 ст. 161 УК РФ.  Суд установил  их вину  в том, что в один из дней  сентября 2012 года, в вечернее  время, находясь в квартире И., вступили  в преступный сговор, направленный на открытое хищение телевизора. Ф. подошел к телевизору, стоявшему  в комнате указанной квартиры. В этот момент потерпевший  встал из-за стола, чтобы воспрепятствовать  их преступным действиям, а М. вышел за пределы ранее достигнутой договоренности, не охватывающейся единым умыслом, направленным на открытое хищение телевизора, с целью  демонстрации  и подавления воли  к сопротивлению И., взял со стола в кухне указанной квартиры нож, обнажил его лезвие и стал удерживать в правой руке около шеи потерпевшего, создавая тем самым угрозу применения насилия, не опасного  для жизни и здоровья, которую тот  воспринимал  реально, опасаясь за свою жизнь и здоровье. В это время Ф.  вынес телевизор из квартиры.

         Если сопоставить объективные стороны двух указанных преступлений, то в первом случае суд посчитал угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья, указав, что Б. достал нож и демонстрировал его.  В другом случае М. при совершении открытого хищения взял нож, лезвие которого удерживал около шеи потерпевшего. Суд в данном случае согласился с выводами предварительного следствия о том, что  имела место угроза применения насилия, не опасного для жизни и здоровья. Обращает на себя внимание тот факт, что дела рассмотрены  в особом порядке принятия судебного решения.

        Изучение уголовных дел  показало, что суды области правильно квалифицировали действия лиц, непосредственно не  участвующих в  хищении чужого имущества, но содействовавших совершению этого преступления   со ссылкой на ч.5 ст. 33 УК РФ.            

       Разбой следует  отличать от грабежа, совершенного с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозы его применения.

         Так, диспозиция ст. 162  УК РФ  предусматривает нападение в целях хищения чужого имущества, то есть разбой в обязательном порядке включает в деяние нападение. При грабеже нападение не является обязательным признаком, хотя  и может иметь место.

          Грабеж предполагает изъятие и обращение чужого имущества в свою пользу или  других лиц. При совершении же разбойного нападения лицо лишь должно преследовать  цель хищения.

        Разным при грабеже и разбое является момент окончания преступления. Грабеж – это материальный состав преступления, оконченным считается, когда имущество изъято, и лицо получило возможность  пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению.

         Разбой относится к усеченным составам преступления и считается оконченным с момента нападения, соединенного с насилием, опасного для жизни или здоровья  или угрозой применения такого насилия.

         Разными являются насилие и угроза  насилием при грабеже и разбое. Грабеж предусматривает насилие, не опасное для жизни и здоровья, а разбой – опасное для жизни  или здоровья.

        Изучение дел данной категории показало, что  во всех случаях, когда потерпевшим были причинены телесные повреждения,  вопрос об их тяжести разрешался с учетом  заключений судебно-медицинских экспертиз.

         Анализ изученных в ходе обобщения дел данной категории показывает, что суды не всегда правильно отграничивают насильственный грабеж от разбоя.

         При этом  предметом ошибок явилось не совершенное насилие, а угроза применения такого насилия. Выше уже приводились примеры дел, рассмотренных Пестовским районным судом, где демонстрация ножа при совершении открытого хищения имущества в одном случае расценивалась как угроза применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, а в другом, как угроза применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

         В связи с чем, следует иметь ввиду, что под угрозой применения насилия следует понимать обещание применения такого насилия. Угроза должна быть реальной, то есть по делу должны быть доказательства того, что  у потерпевшего были основания  опасаться такой угрозы.

        Наибольшее количество ошибок допускается судами при  определении квалифицирующего признака разбоя, совершенного с применением оружия или предмета, используемого в качестве оружия, и без достаточных на то оснований   квалифицируют действия лица как разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия.

         Приговором Боровичского районного суда  от  6 июня 2014 года Е. осужден по ч.2 ст. 162 УК РФ к  1 году лишения свободы в исправительной колонии общего режима, он признан виновным и осужден  за рабой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия опасного для здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.  В судебном заседании было установлено, что 10 февраля 2014 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, Е. вступил в преступный сговор с А. на открытое хищение денежных средств из торгового павильона. С целью реализации данного умысла А. и Е., который взял с собой топор, не поставив об этом в известность  А., прибыли на место совершения преступления, где А.  следил за окружающей обстановкой, а Е. с целью устрашения продавца  достал и продемонстрировал топор,  при этом  высказал требование передать ему денежные средства. Однако той удалось выбежать из павильона  и позвать на помощь. Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Е. совершил разбой с применением предмета, используемого в качестве оружия. Суд апелляционной инстанции   переквалифицировал действия Е. на ч.1 ст. 162 УК РФ. При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что объективных данных, свидетельствующих о том, что осужденный Егоров  использовал топор для нанесения потерпевшей  телесных повреждений или имел намерение применить их в этих целях, по уголовному делу не добыто. Из показаний потерпевшей   следует, что Е. достал из-за пазухи топор, держал его в руке и потребовал передать ему деньги. Испугавшись за свою жизнь, она схватила из кассы выручку  и выбежала из павильона, стала звать на помощь. Видела, как Е.  выбежал из павильона и убежал. Сам Е. отрицал намерение  на причинение потерпевшей  телесных повреждений.  То есть из установленных судом обстоятельств следует, что Е. лишь демонстрировал топор, действий по причинению телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья, не совершал. При таких обстоятельствах, квалифицирующий признак «совершение разбоя с применением предмета, используемого в качестве оружия» исключен из обвинения Е.

        Приговором Боровичского районного суда  В. в совокупности с кражей осужден за разбой, совершенный  с угрозой применения насилия, опасного для здоровья, с применением  предмета, используемого в качестве оружия, и за разбой, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для здоровья.

         Согласно приговору, В. 11 октября 2012 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения у магазина, имея умысел на открытое  хищение денежных средств,  частично спрятал лицо, натянув на него шапку и ворот свитера, прошел в помещение магазина и напал на продавца С., после чего с целью устрашения и подавления возможного сопротивления со стороны последней, угрожая убийством и демонстрируя рукоятку заранее взятого ножа, находившегося в правом рукаве куртки, который использовал в качестве оружия и намеревался применить  для причинения  телесных повреждений  при оказании сопротивления, тем самым, создав угрозу применения насилия, опасного для здоровья потерпевшей, выдвинул в адрес последней требование о передаче денег, после чего потерпевшая, воспринимая его действия реально и опасаясь за свою жизнь и здоровье, сказала, что денег нет, и в помещении магазина находится ее муж, после чего, получив отказ на выдвинутое требование и осознавая, что не сможет реализовать свой преступный умысел по независящим от него обстоятельствам, скрылся с места происшествия.

         Из материалов дела усматривается, что  самодельный нож В. потерял, поэтому он не был исследован на предварительном следствии, не установлено, возможно ли причинение им  телесных повреждений в случае не демонстрации, как указано в обвинении, а в случае реального применения или такой угрозы.

         Апелляционным определением судебная  коллегия по уголовным делам Новгородского областного суда от 18 ноября 2014 года  приговор в части осуждения  В. по ч.2 ст. 162 УК РФ изменила, указав, что согласно предъявленному обвинению В. при нападении на потерпевшую демонстрировал только рукоятку ножа, при этом сам нож находился в правом рукаве его куртки  и при нападении на потерпевшую не применялся.

         В то же время по этому же делу правильно не вменен данный квалифицирующий признак при совершении разбоя В. 9 января 2013 года.     Согласно приговору, В., имея умысел на совершение открытого хищения денежных средств из торгового павильона, подошел к прилавку и выдвинул в адрес продавца вышеуказанного магазина требование о передаче ему денежных средств  в сумме 1000 рублей, на что та ответила отказом и попросила снять шапку с лица, после чего он, осознавая, что продавец не восприняла реально его требование о передаче денег, вышел на улицу и решил сходить по своему месту жительства, чтобы взять какой-нибудь предмет  для устрашения продавца. Затем вернулся в магазин, подошел к прилавку и напал на продавца, после чего, с целью возможного устрашения,  и возможного сопротивления со стороны последней, достал из кармана брюк игрушечный пистолет серебристого цвета, внешне похожий на настоящий, взвел курок и направил в сторону потерпевшей, заведомо рассчитывая  на ошибочное восприятие угрозы потерпевшей, однако, та ответила, что денег в кассе нет, после чего он, получив отказ, вышел из магазина.

         Анализ изученных дел позволяет сделать вывод, что, формируя обвинение в отношении обвиняемого в совершении разбоя с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, органы предварительного следствия закладывают противоречия, указывая, что обвиняемый при совершении разбоя демонстрировал предмет, используемый в качестве оружия, например, нож, топор и т.п.

       Вместе с тем, в соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 декабря 2002 года №27 под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни и здоровья (перочинный или кухонный  нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами).

         Если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием или имитацией оружия, например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья, его действия  при отсутствии других отягчающих обстоятельств, с учетом конкретных обстоятельств дела, следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена  частью первой статьи 162 УК РФ, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным имуществом.

         Имеют место также ошибки при определении квалифицирующего признака  «применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия», когда речь идет о совершении разбойных нападений группой лиц по предварительному сговору.

        При рассмотрении уголовных дел  данной категории  важно помнить  вышеназванное Постановление  Пленума Верховного Суда РФ №9 от 3 марта 2015 года, которым введен пункт 14.1.

         Но  в то же время данные составы преступлений следует отграничивать от других преступлений. При этом важно помнить п.7 вышеназванного Постановления Пленума Верховного суда РФ, согласно которому  не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по статье 330 УК РФ или другим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации.

         В тех случаях, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо устанавливать, с какой целью лицо изъяло это имущество.

Если лицо преследовало корыстную цель, содеянное им в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление.

         Изучение дел анализируемой категории показало, что суды в большинстве случаев правильно отграничивают смежные составы преступлений.

         Например, приговором Чудовского районного суда от 4 июня 2012 года по ч.2 ст. 330 УК РФ осужден Р., тогда как обвинение ему было предъявлено в грабеже. Преступление Р. совершил при следующих обстоятельствах. Находясь в состоянии алкогольного опьянения на улице, предполагая, что несовершеннолетний Н. разбил стекла в доме Ф., вопреки установленному порядку совершения действий, не имея на то никаких полномочий, в присутствии несовершеннолетнего С., схватил за шею несовершеннолетнего Н. и привел в дом Ф., где продолжал удерживать Н., причинив ему телесные повреждения в виде множественных ссадин, не повлекших причинение вреда здоровью. Н. пытался передать мобильный телефон несовершеннолетнему С., чтобы тот сообщил о совершаемых действиях в полицию или родителям. Чтобы помешать осуществить звонок, Р. выхватил из рук Н. мобильный телефон и сказал, что он будет находиться в доме, пока тот ему не разрешит уйти.

То есть в данном случае  в судебном заседании было установлено, что мобильный телефон Р. изъял от потерпевшего с целью воспрепятствования осуществления им звонков о сообщении о противоправных действиях, а не с корыстной целью.

         В судебной практике возникают вопрос, как квалифицировать действия виновного  при хищении мобильного телефона, когда виновный  высказывает просьбу  позвонить, но затем не возвращает телефон.

         В данном случае суду следует выяснять направленность умысла на совершение хищения. Если умысел на хищение телефона возник до того момента, как виновный высказал просьбу о том, чтобы ему дали позвонить, а затем предпринял действия, подтверждающие его нежелание  не возвращать телефон, например, старается сразу скрыться с телефоном, то такие действия следует квалифицировать как грабеж.

         В случае, если умысел виновного на хищение возник после того, как собственник передал ему телефон, то такие действия не подлежат квалификации как грабеж.

         Изучение дел  показало, что во втором случае, действия виновного квалифицируются по ст. 160 УК РФ.

         Подводя итог, следует еще раз обратить внимание, что при квалификации смежных составов, в том числе, предусмотренных и ст.ст. 116, 115, 166 УК РФ, всегда следует  определять, направлен ли умысел виновного на завладение чужим имуществом либо предметом посягательства являются другие охраняемые уголовным законом права.

  

 

 Назначение наказания

     

         Назначение судами области наказания по уголовным делам, связанным  с осуждением лиц за совершение преступлений, предусмотренных ст. ст. 161, 162  УК РФ, в период 2011- 2014 годы характеризуется следующим образом.

         Из  438 лиц, осужденных по ч.1 ст. 161 УК РФ, к лишению свободы осуждено 303 лица, из которых 218 человек осуждено  к лишению свободы на определенный срок  и в отношении 85 лиц наказание в виде лишения свободы  постановлено считать условным, к ограничению свободы  осуждено 20 человек, к обязательным работам - 67 лиц, к исправительным работам - 37 человек, к штрафу - 8 человек, к исправительным работам условно – 3 человека.

         Из 535 лиц, осужденных по ч.2 ст. 161 УК РФ, к лишению свободы осуждено 523 лица, из которых 335 человек осуждено к лишению свободы на определенный срок  и в отношении 188 лиц  наказание в виде лишения свободы  постановлено считать условным, к ограничению свободы осуждено 2 человека, к обязательным работам – 5 лиц, к исправительным работам – 3 человека, к штрафу - 2 человека.

По ч.3 ст. 161 УК РФ осуждено 3 человека, всем назначено наказание в виде лишения свободы.

         То есть  из приведенных данных видно, что основным  видам наказания при осуждении за преступления, предусмотренные ст. 161 УК РФ, в анализируемый период явилось лишение свободы на определенный срок, а также  условное осуждение к лишению свободы.

         По ч.1 ст. 162 УК РФ судами области осуждено  43 человека, всем назначено наказание в виде лишения свободы, из них 7 лицам – условное осуждение к лишению свободы.

По ч.2  ст. 162 УК РФ осуждено 173 человека, из них 153 человека  к лишению свободы на определенный срок, 20 лицам назначено условное осуждение к лишению свободы.

По ч.3 ст. 162 УК РФ осуждено 55 человек, из них 54 человека - к лишению свободы на определенный срок, 1 лицу - назначено наказание виде лишения свободы условно.

         Анализ практики назначения наказаний позволяет сделать вывод о том, что суды области назначают наказания за совершение преступлений, предусмотренных ст. ст. 161 и 162 УК РФ, в соответствии с требованиями ст. ст. 43 и 60 УК РФ.

            

Производство в суде апелляционной инстанции

 

          Апелляционная (до 2013 года кассационная) практика рассмотрения Новгородским областным судом уголовных дел анализируемой категории за период  2012 - 2014 годы характеризуется следующим образом.

         Обжаловались в судебную коллегию по уголовным делам Новгородского областного суда (в случае осуждения по совокупности преступлений,  предмет обжалования определен по наиболее тяжкому преступлению):

по ч.1 ст. 161 УК РФ: в 2012 году – 19 приговоров; в 2013 году – 15 приговоров, в 2014 году –  22 приговора;

по ч.2 ст. 161  УК РФ: в 2012 году – 48 приговоров, в 2013 году – 26 приговоров, в 2014  году – 29 приговоров;

по ч.3 ст. 161 УК РФ: в 2012 и  2013 годах – не обжаловалось, в 2014 году –  1 приговор.

         Из указанных дел:

          - изменено: в 2012 году - 8 приговоров, в 2013 году – 9 приговоров, 2014 году – 6 приговоров;

         - отменено: в 2012 году – 1 приговор, 2013 году – 2 приговора, в 2014 году не отменялось.

         Причинами изменений приговоров в отношении лиц, осужденных по  ст. 161 УК РФ, послужили: неправильная квалификация действий осужденного, в частности, имело место пособничество в совершении кражи, тогда  как  действия судом первой инстанции квалифицированы как пособничество в совершении грабежа; переквалификация действий осужденного  с ч.1 ст. 161 УК РФ на ч.3 ст. 30 ч.1 ст. 161 УК РФ; снижение назначенного наказания вследствие неправильного определения сроков погашения судимости за предыдущее преступление; не признание смягчающих наказание обстоятельств;  исключение из приговора указания на обстоятельство, отягчающее наказание; нарушение правил  ч.5 и ст. 71 УК РФ - сложение реального наказания в виде обязательных работ с условным наказанием; ошибочное применение уголовного закона в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ, исключение из описательно-мотивировочной части приговора указания на применение при назначении наказаний  положений  ст. 68 УК РФ и ст. 70 УК РФ; исключение из описательно-мотивировочной части приговора указания на наличие в действиях осужденного рецидива преступлений и признании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, рецидива преступлений, нарушение положений ч.2 ст. 69 УК РФ; указание о применении принципа частичного сложения наказаний, суд фактически применил принцип полного сложения назначенных наказаний; необъективная оценка личности осужденного.

         Приговоры  были отменены в связи с нарушением норм уголовно- процессуального закона: нарушение ст. 63 УПК РФ, когда судья, принимавший участие в рассмотрении  уголовного дела  в отношении лица  и высказавший в ходе производства по уголовному делу свое мнение, не может  участвовать  в рассмотрении уголовного дела в отношении соучастника такого лица, поскольку это связано с оценкой ранее уже исследованных с его участием обстоятельств по делу; нарушение права обвиняемого на защиту, нарушение положений ч.1 ст. 281 УК РФ при оглашении показаний свидетеля;  в связи с  несоответствием  выводов суда, изложенных в приговоре,  фактическим  обстоятельствам дела вследствие односторонней оценки собранных доказательств; описательно-мотивировочная часть обвинительного  приговора  в нарушение п.1 ст. 307 УПК РФ не содержит  описания преступного деяния,  не указано место совершения преступления.

         По ч.1 ст. 162 УК РФ обжаловались: в 2012 году – 7 приговоров, все оставлены без изменения, в 2013 году – 3 приговора, один из которых изменен,  в 2014 году – 3 приговора, все оставлены без изменения;

         - по ч.2 ст.162 УК РФ: в 2012 году – 19 приговоров, 1 из которых отменен, в 2013 году –  8 приговоров,  2 из которых изменены, в 2014 году – 10 приговоров, 4 из которых  изменены;

- по ч.3 ст. 162  УК РФ: в 2012 году –  6 приговоров, все оставлены без изменения; 2013 году – 3 приговора, 1 из которых изменен, 2014 году - 7 приговоров,  2 из которых изменены.

- по ч.4 ст. 162 УК РФ: в 2012 году обжаловано 5 приговоров, все без изменения, в 2013 году - 4 приговора, 2 из которых изменены; в 2014 году - 4 приговора, все без изменения.

         Причинами  изменения приговоров явилось неправильное применение уголовного закона: переквалификация действий осужденного с ч.1 ст. 162 УК РФ на ч.3 ст. 30, п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ; с ч.2 ст. 162 УК РФ на ч.1 ст. 162 УК РФ, в связи с исключением квалифицирующего признака разбоя – с применением предмета, используемого  в качестве оружия;  с  п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на ч.1 ст. 161 УК РФ, так как какие – либо доказательства, подтверждающие  умышленное причинение насилия, опасного для жизни и здоровья, с причинением тяжкого вреда здоровья, отсутствуют, переквалификации  действий осужденного  с ч.3 ст. 162  УК РФ на п.п. «а», «в», « г»,  ч.2 ст. 161 УК РФ, исключение из осуждений  по ч.3 ст. 162 УК РФ и «в» ч.4 ст. 162 УК РФ квалифицирующего признака совершения преступления «группой лиц по предварительному сговору»; снижение назначенного наказания вследствие неправильного указания категории совершенного преступления, ссылки на погашенную судимость во вводной  части приговора; исключение из описательно – мотивировочной части приговора указания  о наличии  в действиях осужденного рецидива преступления и признание обстоятельством, отягчающим наказание, рецидива преступлений и соответственно наказания по правилам ч.2 ст. 68 УК РФ; не признания обстоятельств в качестве смягчающих; неправильное применение  ст. 70 УК РФ при сложении наказаний по совокупности приговоров.

         Обращает на себя внимание тот факт, что при рассмотрении дел данной категории  в апелляционном порядке основаниями к отмене и изменению судебных решений в большинстве случаев послужили не ошибки в квалификации действий осужденных, а ошибки, связанные с неправильным применением норм уголовно-процессуального закона, и нарушение норм Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации.

        

 Кассационная практика

 

         За период 2012 – 2014 годы при рассмотрении дел кассационной инстанцией областного суда претерпели изменения 13 приговоров, в том числе по ст.161 УК РФ – 8, по ст.162 УК РФ – 5.

         Анализ кассационной практики показывает, что причинами изменений судебных решений  дел данной категории, также как при рассмотрении дел в апелляционном порядке, служат, в основном, нарушения уголовного закона, предусмотренные Общей частью Уголовного Кодекса РФ. Вместе с тем имеются ошибки и в квалификации действий осужденных. 

Так, приговором Валдайского районного суда Новгородской области от 13 ноября 2013 года  осуждены С. и  К.  по ч.3 ст. 162 УК РФ.

По приговору С. и К. признаны виновными и осуждены за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, в крупном размере.

Признавая в действиях С. и К. наличие квалифицирующего признака разбоя - «применение предмета, используемого в качестве оружия», суд исходил из того, что виновные с целью устрашения и подавления воли потерпевших к сопротивлению продемонстрировали потерпевшим предмет, по внешним признакам и конструктивно схожий с пистолетом.

Как следует из материалов дела, указанный предмет, используемый при совершении преступления в качестве оружия, в ходе предварительного следствия обнаружен не был, а поэтому его пригодность для производства выстрелов, поражающие свойства и другие характеристики остались невыясненными. Доказательств, свидетельствующих о наличии у С. и К. намерения использовать данный предмет для причинения потерпевшим телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, в приговоре не приведено.

Президиум указал, что вывод суда о совершении осужденными С. и К. разбоя по признаку «с применением предмета, используемого в качестве оружия», не соответствует установленным обстоятельствам дела и уголовному закону.

В связи с этим, указание в судебных решениях о наличии в действиях осужденных данного квалифицирующего признака разбоя подлежит исключению.

В связи с уменьшением объема обвинения назначенное С. и К. наказание как по ч.3 ст.162 УК РФ, так и окончательное наказание, назначенное С. по совокупности приговоров в соответствии со ст.70 УК РФ, и К. - по совокупности преступлений в соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ, подлежит снижению.

 

        

 

опубликовано 24.03.2016 18:22 (МСК)